Вкус жизни | Технотрон: Новости из Прошлого в Будущее

Разделы газетные

Их нравы:

Архив по числам

Май 1972
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Май »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  
  • Переговоры в Москве

    1 февраля в Кремле состоялись переговоры между Генеральным секретарем ЦК КПСС Л, И. Брежневым, членом Политбюро ЦК КПСС, Председателем Президиума Верховного Совета СССР Н. В. Подгорным, членом Политбюро ЦК КПСС, Председателем Совета Министров СССР А. Н. Косыгиным и…

  • Добро пожаловать!

    По приглашению ЦК КПСС и Советского правительства 1 февраля в Москву с офици­альным визитом прибыла партийно-правительственная де­легация Сирийской Арабской Республики в составе Премьер-Министра, министра оборо­ны, члена временного регио­нального руководства Партии…

  • В дружественной обстановке

    Центральный Комитет КПСС и Советское правительство 1 февраля дали в Кремле обед в честь партийно-правительственной делегации Сирийской Арабской Республики, возглавляемой Премьер-Министром, министром обороны, членом временного регионального руководства Партии…

  • Идём по 60-му!

    На две неравные части рассекает Свердловскую область . шестидесятый меридиан, _ названный точно и емко — стальной. Взгляни на карту — крупные индустриальные города, точно по заказу, выстроились вдоль черной линии. Шестидесятый меридиан — это руды, металл, электроэнергия,…

  • Обед в Большом Кремлевском дворце

    Президиум Верховного Совета СССР и правительство СССР 22 мая дали в Большом Кремлевском, дворце обед в честь Президента Соединен­ных Штатов Америки Ричар­да М. Никсона в его супруги. На обеде вместе с Президен­том были сопровождающие его американские государст­венные…

  • Приезд в Москву

    ПРИЕЗД В МОСКВУ ПРЕЗИДЕНТА США РИЧАРДА М. НИКСОНА В Москву с официальным визитом 22 мая прибыл Президент Соединённых Штатов Америки, Ричард М. Никсон. Вместе с Р. М. Никсоном и его супругой в Москву прибыли:  государственный се­кретарь США Уильям П. Роджерс, помощник…

  • Великая сила ленинской политики партии

    19 мая 1972 года состоялся Пленум Центрального Коми­тета Коммунистической пар­тии Советского Союза. Пле­нум заслушал и обсудил до­клад Генерального секретаря ЦК КПСС тов. Л. И. Бреж­нева «О международном по­ложении», доклад секретаря ЦК КПСС тов. И. В. Капито­нова «Об обмене…

  • Встреча Л. И. Брежнева с Р. Никсоном

    22 мая в Кремле состоя­лась встреча Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева с Президентом США Ричардом М. Никсо­ном, прибывшим в Советский Союз с официальным визитом. Беседа положила начало обсуждению вопросов, име­ющих принципиальное зна­чение для дальнейшего…

  • Подписание советско-американских соглашений

    В результате переговоров, проводившихся в порядке подготовки к встрече руководителей Советского Союза и Соединенных Штатов, было выработано Соглашение между правительством СССР и правительством США о сотрудничестве в области охраны окружающей среды. 23 мая в Кремле…

  • Подписание советско-американских соглашений

    24 мая Председатель Совета Министров СССР Л. И. Косыгин и Президент США Р. Никсон подписали в Кремле соглашение между СССР и США о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространстве в мирных целях. Указанное соглашение имеет целью дальнейшее…

Читать дальше...

Метроном

  • Blog stats
    • 813 posts
    • 1 comments
    • 3 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 0 posts per month
    • 72 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Вкус жизни

СССР: СТРАНА МЕЧТАТЕЛЕЙ, СТРАНА УЧЁНЫХ

 ЕСЛИ БЫ МИР Дегалъцева разделить на две половины и каждой из них одарить раз­ных людей — получились бы две самостоятельные и доста­точно полные жизни. Ими, думаю, многие не погнуша­лись бы, поскольку судьбы в них счастливые, есть призва­ние и признание, есть талант. И все же каждая порознь ста­ла бы ровно вдвое меньше, проще, ординарнее. И вряд ли хватило бы зоркости, чтоб разглядеть их и выхватить из потока себе подобных.

А главное — не поддается эта судьба делению. Нет линии, по которой можно бы провести водораздел, хотя и кажется, что она распадает­ся   сама   по   себе.

21ПЕРЕДО МНОЙ копия на­градного листа на ведущего конструктора физической ла­бораторий Института физичес­ких проблем АН СССР Анато­лия Ивановича Дегальцева, в котором, как и подобает слу­чаю, перечисляются заслуги человека, представленного к высокой правительственной награде. Из представления видно, что Анатолий Дегальцев «конструирует уникаль­ные сверхвысокочастотные приборы, используемые в большом цикле работ по по­лучению и исследованию горячей плазмы, которые про­водятся коллективом научных сотрудников и инженеров под руководством академика П. Л. Капицы».

Для людей, небезразличных к тому, что происходит в на­уке сегодня и чего от нее можно ждать завтра, эта фраза скажет очень много. Я помню, как часто вам, кор­респондентам отдела науки, приходилось год назад, когда в газетах только-только про­мелькнуло короткое сообще­ние о плазменном шнуре, от­вечать на бесчисленные пись­ма читателей, которые про­сили: «Объясните, что они там открыли, академик Капи­ца и его сотрудники?» Люди, более знакомые с проблемой, интересовались природой плазмы, температурой ионов и прочими тонкостями. А кое-кто попросту не столько спра-шивал, сколько утверждал: «Это уже термояд?!»

Всем нам хотелось, чтобы это был именно термояд, — обыкновенная нетерпеливость» воспитанная стремительным веком. Мы видели, как чело­век покинул Землю. При нас началась эпоха атома, век электроники. Так почему бы не стать свидетелем рождения еще одной эры — эры управ­ляемой термоядерной реак­ции?!.. Здесь нет ни капли преувеличения — действитель­но, эра, эпоха.

Но великие открытия дают­ся только ценой великих уси­лий, и ход обуздания плаз­мы, увы, всего лишь под­тверждает это правило. В ла­боратории П. Л. Капицы по-новому подошли к проблеме получения горячей плазмы. Открылись совершенно новые ее свойства,  во многом пока необъяснимые и чрезвычайно любопытные. Возможно, эти работы явятся началом той тропы, которая приведет уче­ных к тайне, глубоко погре­бенной природой. Не исклю­чено, что наши надежды в этом плане преувеличены — увы, пора выводов пока не настала, идет поиск.

Так вот, Анатолий Дегальцев — один из тех, кто уча­ствует в этом поиске.

В экспериментальной фи­зике поиск — это бесконечное чередование   идей  в  экспериментов. Идею ворочают так и этак до тех пор, пока не соз­реет. Затем следует экспери­мент. Идею отбрасывают, что­бы заменить новой. И опять эксперимент. На следующей ступени все повторяется. Прервем эту цепочку в тот мо­мент, когда ученый сказал: «Есть идея!» Вот теперь и настает черед конструктора. Он знает общий замысел уста­новки, необходимой учено­му. Остается лишь реализо­вать его на бумаге в форме прибора, которого в природе пока не существует. То есть провести сложные, вровень проблеме, инженерные расче­ты. Вспомнить не только ос­новы, но и тонкости таких дисциплин, как механика, со­промат, технология материа­лов, техническая эстетика. И разумеется, конструктор не может оставаться в стороне от тех проблем, которые будут решаться с помощью этого прибора. То есть опять зна­ния.

Орден Трудового Красного Знамени, которым Анатолий Иванович награжден в прош­лом году,— это признание его вклада в развитие работ по физике плазмы. Оценка его отношения к делу. Признание таланта инженера-конструктора.

НО ПОЗНАКОМИЛСЯ я с Дегальцевым по другой при­чине. Как сообщили редак­ции, в Институте физических проблем открылась любопыт­ная выставка живописи: «Не пожалеете». Я приехал. Так и познакомился с Анатолием Дегальцевым — автором полотен.

Тут важно сделать небольшое отступление. Выставки в Институте физических проб­лем устраиваются довольно часто. Не только потому, что физики любят живопись и понимают в ней толк — кое-кто из исследователей сам увлекается изобразительным искусством. Непроизвольно возник свой «художествен­ный совет» — орган, конечно, неофициальный, но достаточ­но авторитетный и деятельный. «Совет» и устраивает вы­ставки московских художни­ков, задает тон в обсуждения их работ, а каждый, кто бы­вал при этом, имел возмож­ность убедиться, что разгово­ры об односторонности совре­менного «узкого» специалис­та, мягко говоря, несостоя­тельны.

Когда Дегалъцев показал коллегам свои полотна, ему предложили устроить выстав­ку. Он упирался несколько лет.  Разрываясь   между  противоречиями, желаниями. С одной стороны, он же мог не доверять вкусу тех, кто на этом настаивал. А с другой — знал уровень зрителя. В конце концов, тридцать его кар­тин перекочевали из подвала на стены.

Для многих коллег Дегалъцева выставка явилась откровением, о чем свидетель­ствуют записи в книге отзывов.

Я не буду говорить о моём творчестве художника, переска­зывать сюжеты картин и вообще как-либо их оценивать — выставку смотрели искусствоведы, их мнение здесь ценнее. П. А. Павлов, ответственный секретарь журнала «Искусство», приглашенный на обсуждение выставки: полотен, заранее предупредил автора, чтобы тот не рассчитывал на скидки: «Вы художник, а не любитель, потому и разговор нужно вести по самому крупному счету».

Досталось ли Дегальцеву? Да, пожалуй. Его ругали за «дегустаторство» различных манер. Советовали обратить внимание на то-то и то-то, хвалили за великолепный цвет и прекрасную композицию. Пейзажи — за их поэтичность. Этюды за темы русской старины — за ярко выраженное настроение. Ему советовали  попытаться  перевести свои стилизованные полотна на материал — будь то ткань или стекло витража. «И, конечно же, вам нужно больше выставляться».

В том разговоре не было ни натяжек, ни сладкой «пудры», которой порой по­крывают «пилюли», предна­значенные для любезного хо­зяина дома. Не зря ведь П. А. Павлов на мой вопрос от­ветил: «Если бы он встал пе­ред выбором, я бы ему посоветовал заняться искусством».

Но выбор Анатолий Иванович сделал уже давно. Каж­дый из нас через это прошел. Рано или поздно, заприметив собственные способности то в одной, то в другой области, мы теряемся в догадках: чем жертвовать? В конце концов, рационализм расставляет все на  свои места.

Таланту нужна школа. Он же растет непроизвольно вме­сте с человеком, а скорее подобен шагреневой коже: ис­чезает без следа, если талан­том не пользоваться, и напол­няется магической силой, лишь если его ежедневно кор­мить трудом и знаниями. А в сутках 24 часа. Через себя не перепрыгнешь. И, соответст­венно, наука (искусство) тре­бует жертв. Не до гармонии.

А Дегальцев не хотел жерт­вовать. В том-то все и дело.

Таланту нужна школа, и он получил её, вернее сам взял.  Анатолий учился в восьмилетке в одновременно вечерами в художественном училище. Потом поступил в архитектурный техникум, но закончить не успел — ушел в армию. А там сблизился с техникой и полюбил ее. По­нял, что одной любви мало и в армии закончил вечернюю среднюю школу. Потом рабо­тал мастером, лаборантом, чертежником. И одновременно учился в вечернем машино­строительном   институте.   По-

лучил диплом инженера-меха­ника, была у него уже и ин­тересная работа, и приличная зарплата, а забот прибавилось — ребенок появился, ка­залось бы, все—пора остано­виться. А он подает докумен­ты на вечернее отделение еще одного вуза — Московского высшего художественно-про­мышленного училища и полу­чает диплом художника-кон­структора, или, как еще гово­рят,   стал   дизайнером.

Мы подсчитали вместе: сколько же он учился вечера­ми?

       ПОЛУЧИЛОСЬ ЧИСТЫХ пятнадцать лет. Сравните со своей жизнью, прикиньте, много ли это. Только ведь и сейчас он не угомонился — трижды в неделю Дегальцев после работы ведет заня­тия изобразительного кружка при ЖЭКе Черемушкинского района. Учит детей и взрос­лых, желающих приобщиться к искусству, тому, чем сам владеет.

Больше всего в этом чело­веке подкупает его радостное, очень светлое приятие жиз­ни. Собственная дорога ему кажется прямой и ровной. Даже когда я, можно сказать, толкал Анатолия на рассказ о трудностях и неизбежных при таком ритме жертвах («в жизни столько соблазнов, ма­леньких радостей») — Дегаль­цев только посмеивался — лучше уж большие радости. Почему учился именно вече­рами? А какая разница? Больше подходили вечера. По­чему? Рано вырос. Какие бы­ли материальные условия? Нормальные, — не хуже других. Сестра — та училась на дневном, а здоровому мужику как-то не пристало сидеть на шее у родителей.

Я допытывался, видел ли он такой-то фильм, был ли на такой-то выставке, сколь­ко времени у него забирает каждый день дорога. И получалось все, «как у людей». Никаких пробелов или преи­муществ.

Вполне предвижу такой скептический возглас: а ради чего нужно вот так разрываться? Не слишком ли это дорогая цена — платить мо­лодостью за удовольствие сбе­речь все свои способности? И не тот ли это случай, когда человек пытается одной рукой ухватиться за поручни двух поездов?

Не тот. Потому что искус­ство работает на науку не абстрактно — реально. В кабинете академика П. Л Капицы рядом с книжными шкафами на металлической подставке возвышается не­большой прибор, прикрытый стеклянным колпаком. Глядя на чрезвычайно лаконичные линии его конструкции, ни­когда не подумаешь, что это и есть «сердце» плазменной установки — ниготрон. Ско­рее—забава художника, произведение искусства. Так он и есть. Потому что ниготрон — это, помимо всего про­чего» работа дизайнера Де­гальцева.

Дегальцев не строил далеко идущие честолюбивые пла­ны. Не выверял, что выгод­но-невыгодно, пригодится или нет. Ему нужно было раздви­нуть рамки собственного мира, чтобы наполнить жизнь воз­можно большим смыслом. Он искал и нашел гармонию, то равновесие, которое приносит радость бытия. И если за это не стоит платить ценой моло­дости, то за что же тогда стоит?

 

Н. Боднарук.

Фото А. АБАЗА,

«Комсомольская правда»

 

Комментарии:



Свобода - есть осознанная необходимость

Скажи своё слово



Время - вперед!

Газеты в Архиве:

Пульс планеты

Хроника и проблемы

Короткой строкой

Статистика


Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru


Наше всё:


Железные призраки прошлого: от Altair 8800 до Pentium 200.
Музей, описания, форум для владельцев, софт.