Шубин не уходит из рабочих | Технотрон: Новости из Прошлого в Будущее

Разделы газетные

Их нравы:

Архив по числам

Август 1971
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар   Дек »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  
  • Переговоры в Москве

    1 февраля в Кремле состоялись переговоры между Генеральным секретарем ЦК КПСС Л, И. Брежневым, членом Политбюро ЦК КПСС, Председателем Президиума Верховного Совета СССР Н. В. Подгорным, членом Политбюро ЦК КПСС, Председателем Совета Министров СССР А. Н. Косыгиным и…

  • Добро пожаловать!

    По приглашению ЦК КПСС и Советского правительства 1 февраля в Москву с офици­альным визитом прибыла партийно-правительственная де­легация Сирийской Арабской Республики в составе Премьер-Министра, министра оборо­ны, члена временного регио­нального руководства Партии…

  • В дружественной обстановке

    Центральный Комитет КПСС и Советское правительство 1 февраля дали в Кремле обед в честь партийно-правительственной делегации Сирийской Арабской Республики, возглавляемой Премьер-Министром, министром обороны, членом временного регионального руководства Партии…

  • Идём по 60-му!

    На две неравные части рассекает Свердловскую область . шестидесятый меридиан, _ названный точно и емко — стальной. Взгляни на карту — крупные индустриальные города, точно по заказу, выстроились вдоль черной линии. Шестидесятый меридиан — это руды, металл, электроэнергия,…

  • Обед в Большом Кремлевском дворце

    Президиум Верховного Совета СССР и правительство СССР 22 мая дали в Большом Кремлевском, дворце обед в честь Президента Соединен­ных Штатов Америки Ричар­да М. Никсона в его супруги. На обеде вместе с Президен­том были сопровождающие его американские государст­венные…

  • Приезд в Москву

    ПРИЕЗД В МОСКВУ ПРЕЗИДЕНТА США РИЧАРДА М. НИКСОНА В Москву с официальным визитом 22 мая прибыл Президент Соединённых Штатов Америки, Ричард М. Никсон. Вместе с Р. М. Никсоном и его супругой в Москву прибыли:  государственный се­кретарь США Уильям П. Роджерс, помощник…

  • Великая сила ленинской политики партии

    19 мая 1972 года состоялся Пленум Центрального Коми­тета Коммунистической пар­тии Советского Союза. Пле­нум заслушал и обсудил до­клад Генерального секретаря ЦК КПСС тов. Л. И. Бреж­нева «О международном по­ложении», доклад секретаря ЦК КПСС тов. И. В. Капито­нова «Об обмене…

  • Встреча Л. И. Брежнева с Р. Никсоном

    22 мая в Кремле состоя­лась встреча Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева с Президентом США Ричардом М. Никсо­ном, прибывшим в Советский Союз с официальным визитом. Беседа положила начало обсуждению вопросов, име­ющих принципиальное зна­чение для дальнейшего…

  • Подписание советско-американских соглашений

    В результате переговоров, проводившихся в порядке подготовки к встрече руководителей Советского Союза и Соединенных Штатов, было выработано Соглашение между правительством СССР и правительством США о сотрудничестве в области охраны окружающей среды. 23 мая в Кремле…

  • Подписание советско-американских соглашений

    24 мая Председатель Совета Министров СССР Л. И. Косыгин и Президент США Р. Никсон подписали в Кремле соглашение между СССР и США о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространстве в мирных целях. Указанное соглашение имеет целью дальнейшее…

Читать дальше...

Предъявите пропуск!



Метроном

  • Blog stats
    • 813 posts
    • 1 comments
    • 3 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 0 posts per month
    • 72 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Шубин не уходит из рабочих

Люди трудовой славы. Сначала, два  случайных вроде бы эпизода.

В Ленинграде, на заводе «Русский дизель» к токарю-расточнику подо­шел явно приезжий человек и начал подавать советы. Токарь недруже­любно оглядел гостя: костюм, галстук, очки.

—  Много вас тут учить-то, — бро­сил он, — встань да сам и сделай.

Гость скинул пиджак, взял рез­цы, заправил их по-своему, запустил станок в таком режиме резания, что хозяин замахал руками:

Останови, развалится, он к та­ким нагрузкам не приучен!

—      Ничего, у меня  такой же, — ска­зал гость. — Приучил.

17…В Чите, на физико-математиче­ском факультете педагогического института закончились государствен­ные экзамены студентов-заочников. Новоиспеченные специалисты разъе­хались по городам и весям. А че­рез год случай свел двоих на цент­ральной площади областного центра.

—  Где уж там творить, круговерть — программа, часы, педсоветы, ин­спекции  районо.    Свету  белого    не видно… А ты как? — отдавая долг вежливости,   поинтересовался     бывший однокашник.

—  А я? Ничего. Диссертацию го­товлю.

—  Работа, стало быть,  как гово­рится,    непыльная,    позволяет,    — понимающе  заметил  сельский  прос­ветитель и, вдруг заторопившись, вя­ло попрощался и пошел своей доро­гой.

В Иркутске, в книжном издатель­стве готовится к печати рукопись под названием «Реформа в рабочей спецовке». Автор ее не новичок, впервые взявшийся за перо. В раз­ные годы в Чите, Красноярске, Мо­скве выходили его брошюры и книж­ки, десятки раз выступал он со ста­тьями в газетах.

Человек, имеющий библиотечку собственных изданий, и тот придир­чивый гость, показавший на «Рус­ском дизеле», как надо работать, и выпускник физмата, думающий над диссертацией о низовом хозрасчете в бригаде — все это одно лицо: бри­гадир токарей Читинского ордена «Знака Почета» машиностроительно­го завода, Владимир Александрович Шубин.

В бригаде Шубина за годы ее су­ществования было много, если мож­но выразиться, починов. Было пла­нирование снизу: бригадир составлял недельный план-график, освободив мастера от обязанности ежедневно давать задания, а рабочих — от не­обходимости ежедневно спрашивать: «Что сегодня делать?» Было норми­рование снизу, очень бурное, когда станочники чуть ли не каждый ме­сяц обращались к администрации с просьбой установить более высокие нормы выработки. Был поход за уп­рощение учета: вместо составления наряда за смену — наряд на месяц, вместо двухсот с лишним — всего один. Было поочередное бригадирство без всякой дополнительной оп­латы…

Тот, кто увидел бы в этом «починоманию», жарко вспыхивающие, но быстро гаснущие отклики на зло­бу дня, наверняка ошибся бы. За­мыслы Шубина возникали, по другому поводу. Менялись производство, технология, условия труда, состав бригады — и что-то отпадало, ут­рачивало надобность, но не исчезало бесследно. Скорее, переходило в но­вое качество, выливалось в иную, более сложную форму рабочей само­деятельности.

Это ‘ была спираль, где каждый виток добавлял бригаде порцию зна­ний и опыта. Планирование снизу приучало точно рассчитывать силы и время, ревностно следить за рабо­той цехов-поставщиков, от которых зависят станочники. Встречное нор­мирование обязало вникать в тон­кости технологии, искать новые приемы и методы обработки деталей — по сути бригада взяла на себя некоторые функции конструктора, технолога, нормировщика. Росли нормы, росла производительность, но труд не тяжелел. По этому пово­ду Шубин однажды заметил: «Уста­вал я, работая на станке, до тех пор, пока не стал рационализатором». Поочередное бригадирство имело цель: научить каждого токаря руко­водить коллективом. Их называли «бригадой бригадиров». Действи­тельно, впоследствии В. Штолев, А. Ротенфельд возглавили брига­ды, Ю. Пемин был выдвинут техно­логом, В. Наместников — в техни­ческий отдел завода, В. Миронычев стал экономистом цеха.

Но что было на вершине спирали и где вообще эта вершина, Шубин не знал. Он не был провидцем, путь подсказала практика. По его выражению, «бригадир» — тот же рабо­чий, только чуточку больше, на пол­корпуса впереди». И все же к чему должны привести новшества, кото­рые «не сразу и не гладко прижива­лись в бригаде, он представлял по-своему ясно: они; должны были, как ни банально это звучало, научить людей любить свое дело.

Говорят, порой работа не по душе, не нравится,— рассудил Шу­бин.— Это потому, что человек не­глубоко знает ее или выполняет ка­зенно. Ясно, такая работа быстро надоедает, кажется трудной, чужой. И так будет до тех пор, пока кто-то за тебя, а не сам думаешь, кто-то, а не сам заботишься, кто-то, а не сам создаешь условия. И вот вам удалось вложить в работу самую малость своего — и она уже не безразлична. Если сегодня получено от нее боль­ше, чем вчера, она уже привле­кает. Что-то познано о работе но­вое, глубже изучен процесс и. начи­нает тебе подчиняться — это уже зовет.    И вот    вам удалось что-то важное — это уже захватывает. Так начинается творчество.

Иногда Шубин кажется мне лири­ком, социологом, экономистом, по­литиком. Не потому, что после поездки в Италию он вдруг начал читать эмоциональные лекции об искусстве и художниках и сам художничает понемногу «для дома, для семьи», не потому, что книжные полки его вместили и Маркса, и Ленина, и подшивки педагогических журналов, и статистические спра­вочники по отраслям. Нет. Причина в том, что в работе Шубин видит не просто процесс обработки металла, а поэзию труда, его духовную, со­циальную сторону.

Шубин экспериментирует. Он сам (да простит меня Владимир Алек­сандрович!) представляется мне со­циальным экспериментом, который проводит время.

— Ну зачем вам нужен был ин­ститут? — спрашивал я Шубина.— Не растрата ли это образования, ес­ли дальше рабочей должности вы не идете?

— А разве бригадиру не надо знать—педагогику — парировал Шу­бин.— Ведь реформа с чего начиналась? С психологии, с ломки при­вычных понятий. Признание необхо­димости перемен — вот первый шаг к реформе. Институтская наука мне как раз пригодилась. Ну и вообще, если непосредственно к работе… Помню, шел перекос у нас при об­работке деталей. Бился так и сяк — не найду причину. А знал бы тогда интегральное и дифференциальное исчисления, то легко нашел бы ошибку.

От завода до квартиры Шубина — дорогу перейти. Мысли, которы­ми целый день полна голова, не ус­певают рассеяться. Вот его быстрые шаги по лестнице с бодрым трутуканьем марша, и домочадцы (же­на — воспитатель заводского детса­да, сын — фрезеровщик, дочь — кон­структор техотдела) знают, что у Владимира Александровича легко на душе.

Что-то получилось, удалось, и ужин пройдет в оживленных, близ­ких всем разговорах. Но вот шаги медленные, словно ноги бредут са­ми по себе. Шубин входит, сосредо­точенный, сразу в комнату.

Значит, так! Ваня Никишов про­сверлил за смену 26 блоков — ре­корд. Бригада ликует. Старший сме­ны Бородин не удержался и в бригадном дневнике добавил от себя строчку: «Молодец, Иван!» Дальше еще чище. Геннадий Косяков обра­ботал за смену 40 блоков. Пройти негде, все заставлено деталями. Смеется: «Глядите, во! Две нормы. Ну я пошел, приветик!» Снова все ликуют. Один только Вадим Намест­ников хмурится. Мне, говорит, не совсем ясно, нужны ли рекорды во­обще. Вот завтра кто-нибудь возь­мет да сделает 60 блоков. А к чему такая производительность на свер­ловке? Сможем ли мы за одну сме­ну отдать столько блоков в товар? Нет. Они будут лежать между опе­рациями, занимать место. И время, которое вроде бы сэкономили, про­падет впустую.

Он, как в воду глядел, этот Ва­дим Наместников. Косяков сделал рекорд — 40 блоков. Но сделал по одной операции, вот в чем за­гвоздка. А бригаде в этот день нуж­но было дать на сборку 20 полностью обработанных товарных бло­ков. Людей не хватало, одному при­ходилось успевать на нескольких станках. А где-то рядом был чело­век, который ворочал детали в не­нужный задел. Уходя, Косяков ли­ковал: он выжал все, что мог. А бригада в целом сорвала задание.

Шубин пошел в другие бригады: всюду возле станков росли горки де­талей.

—  Почему не сдаешь детали-то?— спросил он одного рабочего.

—  Еще не доделаны.

—  А зачем гонишь в задел, ведь сборка-то стоит?

—  Ну и что, я так больше зара­ботаю.

Да, со стороны казалось, что все до предела заняты, работа идет пол­ным ходом. А, сборка стояла.

Думает бригадир. Ужин давно ос­тыл. Зато вырисовывается нечто под­ходящее. Назовем это так: комплект­ный метод. Заданием для бригады служит сутко-комплект, утвержден­ный начальником цеха. Выдали вы товар в нужном количестве и номен­клатуре — двойная оплата за каж­дую деталь. Не выполнили то или другое — получай по тарифным рас­ценкам за все детали. Двойная опла­та за сверхкомплектные детали со­храняется лишь в том случае, если бригада устанавливает новый, повы­шенный сутко-комплект: излишняя де­таль никому не нуж­на, а стимул повы­шать весь комплект налицо. Но, допустим, одна смена не выполнила задания. Значит, она лишает­ся повышенной оплаты, несмотря на то, что бригада в целом сдала полный сутко-комплект. Доля этой смены пойдет дру­гим, которые обес­печили успех бригад­ного плана. Словом, жесткое, но справедливое распределение по труду.

Шубин просматривает газеты «Правду», «Экономическую», «Труд». Где-то заголовок выхватит, что-то через строчку пробежит, но если вдруг рубрика «Эксперимент», если там про организацию работы, про оплату, про стимулы, вчиты­вается в каждое слово, да не один раз, вслух начинает мнения выска­зывать, спорить сам с собой, даже рукой рубанет воздух — тут он по­хож на футбольного болельщика.

В самом деле, шубинцы многое испытали и от многого отказались в поисках эффективной системы оплаты. Пробовали делить зарабо­ток поровну — получалась уравни­ловка. Пытались давать задания в соответствии с разрядом — развивал­ся индивидуализм. Вводили услов­ный коэффициент, условный разряд, общее голосование и личное согла­сие в письменном виде — не то, не то… Добрались до КТУ — коэффи­циента трудового участия — и тут неудача. КТУ повысил производи­тельность, ликвидировал обиды, но пользы от этого цеху стало меньше — ведь тогда-то и пошли рекорды на задел, тогда-то и простаивала сборка.

Наконец, приняли гибкую и удоб­ную, как им кажется, форму сочета­ния материальных и моральных сти­мулов. В основе всего — выполне­ние суточного комплекта деталей. Оно оценивается коэффициентом два — двойной оплатой. Но есть еще четыре условия, невыполнение кото­рых может свести заработок токаря до тарифной ставки. Допустил брак  — долой 0,25 коэффициента, ос­тавил захламленным рабочее место, нарушил дисциплину или технику безопасности — минус 0,25 за каж­дый проступок.

Труд должен воспитывать все­сторонне — так считают Шубин и его товарищи. Вот почему свою си­стему они назвали «коэффициентом полезности труда» и в качестве доказательства ее надежности приве­ли несколько цифр. За минувшую пятилетку суточная выработка дета­лей в бригаде удвоилась, а число ра­бочих сократилось наполовину. Производительность труда у шубинцев выросла в 3,5 раза, а стоимость об­работки детали по расценкам снизи­лась также наполовину. При этом средне-сдельный заработок рабочего увеличился на 40 процентов, а фонд заработной платы остался на уровне 1965 года.

*    *    *

Учеником токаря он стал в три­дцать один год. Спустя полтора де­сятилетия я встретил известного в Забайкалье бригадира, Героя Соци­алистического Труда, заслуженного рационализатора республики, члена обкома партии, почетного граждани­на Читы. До того, как он пришел на завод, капитану запаса Шубину предлагали должности заведующего складом, начальника военизирован­ной охраны. После института он мог стать старшим технологом цеха. Он не принял ни тех, ни других предло­жений, подчинив, все, чего достиг, раз и навсегда избранной профес­сии.

— Если бы Шубин ушел из рабо­чих, он не был бы Шубиным,— ска­зал мне в откровении Константин Васильевич Тихонов, директор за­вода.

Если бы…

Но, собственно, зачем Шубину уходить из рабочих?

Какой смысл Шубину не оставать­ся Шубиным?

 

Г. ВОЛОВИН. (Корр. «Труда»).

Чита

 «Труд»


Комментарии:



Свобода - есть осознанная необходимость

Скажи своё слово



Время - вперед!

Газеты в Архиве:

Пульс планеты

Хроника и проблемы

Короткой строкой

Статистика


Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru


Наше всё:


Железные призраки прошлого: от Altair 8800 до Pentium 200.
Музей, описания, форум для владельцев, софт.