Цвета Латинского квартала | Технотрон: Новости из Прошлого в Будущее

Разделы газетные

Их нравы:

Архив по числам

Февраль 1971
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Мар »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
  • Переговоры в Москве

    1 февраля в Кремле состоялись переговоры между Генеральным секретарем ЦК КПСС Л, И. Брежневым, членом Политбюро ЦК КПСС, Председателем Президиума Верховного Совета СССР Н. В. Подгорным, членом Политбюро ЦК КПСС, Председателем Совета Министров СССР А. Н. Косыгиным и…

  • Добро пожаловать!

    По приглашению ЦК КПСС и Советского правительства 1 февраля в Москву с офици­альным визитом прибыла партийно-правительственная де­легация Сирийской Арабской Республики в составе Премьер-Министра, министра оборо­ны, члена временного регио­нального руководства Партии…

  • В дружественной обстановке

    Центральный Комитет КПСС и Советское правительство 1 февраля дали в Кремле обед в честь партийно-правительственной делегации Сирийской Арабской Республики, возглавляемой Премьер-Министром, министром обороны, членом временного регионального руководства Партии…

  • Идём по 60-му!

    На две неравные части рассекает Свердловскую область . шестидесятый меридиан, _ названный точно и емко — стальной. Взгляни на карту — крупные индустриальные города, точно по заказу, выстроились вдоль черной линии. Шестидесятый меридиан — это руды, металл, электроэнергия,…

  • Обед в Большом Кремлевском дворце

    Президиум Верховного Совета СССР и правительство СССР 22 мая дали в Большом Кремлевском, дворце обед в честь Президента Соединен­ных Штатов Америки Ричар­да М. Никсона в его супруги. На обеде вместе с Президен­том были сопровождающие его американские государст­венные…

  • Приезд в Москву

    ПРИЕЗД В МОСКВУ ПРЕЗИДЕНТА США РИЧАРДА М. НИКСОНА В Москву с официальным визитом 22 мая прибыл Президент Соединённых Штатов Америки, Ричард М. Никсон. Вместе с Р. М. Никсоном и его супругой в Москву прибыли:  государственный се­кретарь США Уильям П. Роджерс, помощник…

  • Великая сила ленинской политики партии

    19 мая 1972 года состоялся Пленум Центрального Коми­тета Коммунистической пар­тии Советского Союза. Пле­нум заслушал и обсудил до­клад Генерального секретаря ЦК КПСС тов. Л. И. Бреж­нева «О международном по­ложении», доклад секретаря ЦК КПСС тов. И. В. Капито­нова «Об обмене…

  • Встреча Л. И. Брежнева с Р. Никсоном

    22 мая в Кремле состоя­лась встреча Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева с Президентом США Ричардом М. Никсо­ном, прибывшим в Советский Союз с официальным визитом. Беседа положила начало обсуждению вопросов, име­ющих принципиальное зна­чение для дальнейшего…

  • Подписание советско-американских соглашений

    В результате переговоров, проводившихся в порядке подготовки к встрече руководителей Советского Союза и Соединенных Штатов, было выработано Соглашение между правительством СССР и правительством США о сотрудничестве в области охраны окружающей среды. 23 мая в Кремле…

  • Подписание советско-американских соглашений

    24 мая Председатель Совета Министров СССР Л. И. Косыгин и Президент США Р. Никсон подписали в Кремле соглашение между СССР и США о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространстве в мирных целях. Указанное соглашение имеет целью дальнейшее…

Читать дальше...

Предъявите пропуск!



Метроном

  • Blog stats
    • 813 posts
    • 1 comments
    • 3 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 0 posts per month
    • 72 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Цвета Латинского квартала

Бороться против «гошистских» идей — значит бороться за людей, еще разде­ляющих эти идеи,— так понимают созна­тельные рабочие Франции задачу пре­одоления «ультра-левизны».

«Партизаны» из Сорбонны

 Однако откуда происходят и не кого опираются «лева­ки»?

Организации «гошистов» (так называют во Франции 4 ультра левых, -весьма много­численны. Одних только мао­истских «партий» и групп на­считывается больше десятка, а, кроме них, существуют еще троцкистские в анархистские течения. Между ними немало разногласий, нередко перерастающих в ожесточен­ную перебранку. Между раз­ными троцкистскими и маоистскими группами, тоже нет единодушия.

 Однако, независимо от «разногласий»» все «ультрале­вые» считают своим общим противником наиболее влия­тельные и массовые органи­зации рабочего класса. Оже­сточенные атаки на Компар­тию и Всеобщую конфедерацию труда — одно из глав­ных направлений их пропа­ганды.

Лидер «Пролетарской ле­вой» Ален Жейсмар обвиняет активистов ВКТ в «коллабо­рационизме», в сотрудничест­ве с классовым врагом. Для Жейсмара не существует со­глашений, которые закрепля­ют победу, одержанную рабочими, создают условия для дальнейшего развития классовой борьбы. Любая успеш­ная забастовка заканчивается соглашением, к которому трудящиеся вынуждают капи­талистов, заставляя их таким образом признать свод пора­жение. Без таких соглашений невозможна борьба трудя­щихся за своя права, за по­вышение жизненного уровня, за улучшение условий труда. «Ультра левые» предлагают Взамен «партизанскую вой­ну», «народное сопротивле­ние», «насилие».

Что же кроется за этими громкими словами? По мне­нию Жейсмара и его едино­мышленников, трудящиеся Франции «уже теперь» применяют методы «народной партизанской войны». Доказательства? На одном заводе бастующие рабочие продер­жали несколько дней взапер­ти хозяина. На другом, — про­изошло столкновение рабо­чих с полицией. Конечно, та­кое «революционное наси­лие» признает Жейсмар, еще не распространилось по всей стране, но это вопрос време­ни. «Мы делаем ставку на длительную, затяжную вой­ну, сначала невооружен­ную — путем саботажа произ­водства, террора в отношения хозяев, потом вооруженную». Рано или поздно трудящиеся возьмут в руки ружья в веревки, начнут вешать капита­листов, заявляет Жейсмар.

Концепция, в общем, очень простая я по-своему стройная. Трудящиеся ненавидят своих эксплуататоров, остается

только всячески раздувать эту ненависть, давать ей вы­ливаться в самые крайние формы. Жейсмар, явно опи­раясь на опыт «культурной революции», особенно настаи­вает на необходимости уни­жать человеческое достоин­ство «врагов». Если рабочие запрут хозяина в его кабинете, хорошо бы не давать ему есть и выходить в туалет, повесить на спину оскорбитель­ную надпись и т. д. Когда враг будет таким образом унижен, исчезнут остатки страха перед хозяевам», не­нависть и насилие расцветут пышным цветом, и дело ре­волюция будет в шляпе.

 Правда, схема Жейсмара не блещет новизной. Представление о революции только, или главным образом как об акте ненависти и насилия, ве­ра в особую миссию «дей­ствующих меньшинств», ко­торые сумеют эту ненависть раздуть и направить в «нуж­ное русло»,— все эти идеи издавна присущи крикливому мелкобуржуазному реврлюционаризму. Его сторонники видят в массах одни лишь инстинкты и слепые эмоции: страх, ненависть — и полно­стью отказывают им в разуме, сознании. Современный французский рабочий класс с его богатым опытом классовой борьбы, с его здравым смыслом и очень высоким для капиталистической стра­ны уровнем политического и культурного развития, отве­чает этим представлениям не больше, чем реальное строе­ние мироздания мифу о трёх китах, подпирающих землю.

Мифологическое описание общества я происходящих в нем процессов — вообще весь­ма характерная черта идео­логии многих ультралевых течений. Уход из реальной жизни в некий выдуманный сконструированный мир на­ходит свое внешнее выраже­ние в политической термино­логии, заимствованной из со­вершенно иных исторических условий. Сопротивление, пар­тизанская война, оккупа­ция — все эти словечки под­меняют реалистический ана­лиз действительности притянутый за волосы ассоциа­циями.

Никто в точности не знает, сколько членов насчитывают ультралевые группы. Никто, кроме, может быть, полиции, которая, по слухам, имеет немало своих людей в левац­ких организациях, особенно в самых «крайних» из них (вро­де «Пролетарской левой»). Некоторые обозреватели гово­рят о 30 тысячах «гошистов», действующих во Франции, другие называют значительно меньшие цифры. Но дело в конечном счете не в точной статистике: а в идеологии, и тактике гошистских групп не­совместимы с массовой орга­низацией. Сколько бы ни бы­ло членов в той или иной из них, все они существуют в виде узких, замкнутых сект, отделенных от остального ми­ра системой бессмысленных, с точки зрения здравого рас­судка, верований и действий.

Летом этого года «гошисты» выдвинули лозунг, — «Ни­каких отпусков для буржуа». Практически это выразилось в том, что на модных курор­тах «ультрареволюционеры» прокалывали шины дорогих автомобилей. В мае «ультра­левые» захватили здание есте­ственно-научных факульте­тов Сорбонны, разломали до­рогое оборудование лаборато­рий. В Гренобле они несколь­ко дней «оккупировали» сту­денческое общежитие. И вот такие действия «гошисты» выдают за «борьбу с капи­тализмом» или «граждан­скую войну в университетах».

 Реклама и действительность

 «Гошистов» немного, но шум они производят большой. О них говорят, спорят. Круп­нейшие буржуазные газеты ежедневно уделяют несколь­ко столбцов, а то и полосу-полторы описаниям «парти­занских» действий «гошнстов», репортажам о судебных про­цессах их активистов и т. д.

Рекламируют «ультрале­вых» по многим причинам. Прежде всего Потому, что всё необычное, внешне яркое, эк­зотическое, — ходкий товар на газетном рынке. «Подви­ги» герильерос из «Пролетар­ской левой» щекочут нервы обывателю, тем более, что они развертываются не за тридевять земель, где-нибудь на Амазонке, а на соседней улице. Но есть причины я бо­лее глубокие. Какими бы мальчишескими ни выгляде­ли партизанские действия «ле­ваков», всё они — и взрывы бомб, и сожженные машины, и разбитые Приборы в уни­верситетах —- нагнетают ат­мосферу беспокойства, страха перед какими-то подпольны­ми заговорами, а это очень и очень на руку тем, кто заин­тересован в обуздания дейст­вительно массового демокра­тического движения, основ­ная сила которого — рабочий класс.

Раздувание «гошистского» жупела преследует еще одну немаловажную цель: Как бы ни разглагольствовали неко­торые журналисты и социоло­ги о «перерождении» Фран­цузской компартии, об отка­зе ее от революционных це­лей и превращении в «партию порядка», для буржуазии, коммунисты остаются врагом номер один. Основная масса французов считает Компар­тию наиболее серьезной я мощной оппозиционной си­лой. В этих условиях смакование «ультрареволюционно­сти» «леваков» призвано со­здать впечатление, что носи­телями революционных идей и действий теперь являются

вовсе не коммунисты, а бун­таря из «гошистских» сект. Эти операция рассчитана на подрыв престижа Компартии в глазах трудящихся, настро­енных оппозиционно по отно­шению к существующему строю, и в особенности моло­дежи, вступающей на путь классовой борьбы. Для антикоммунистов всех оттенков такая операция представляет тем больший соблазн, что в серьезность «гошистской» опасности не верит ни один мало-мальски опытный бур­жуазный политик.

И все же было бы, навер­ное, большой ошибкой видеть в «гошизме» лишь смешной маскарад, разыгранный кучкой истерически настроенных юнцов. В одном парижском кафе я случайно подслушал разговор двух студентов. «А как поживает Гастон?» — спросил один из них.— «О, он отпустил вот такие воло­сы, стал яростным «гоши-стом». Что до меня, я согла­сен с их идеями, но я против их крайностей». Мало кто го­тов вместе с «гошистами» разрушать лаборатории в срывать экзамены. Однако их митинги собирают довольно многочисленную молодежную аудиторию. Большинство при­ходит из любопытства, но многие и потому, что им им­понирует та резкость, с кото­рой ультралевые ораторы осуждают все институты «это­го прогнившего общества»: бюрократическую власть,

стандартизованную культуру, школу, семью. Несомнен­но, что в идеях и действиях «гошистов» есть что-то, что находит отклик в настроени­ях определенных общественных слоев.

В одной французской семье я познакомился с молодой женщиной — подругой хозяй­ки дома. По специальности она оператор на электронной машине. «Моя работа — это сплошной кошмар,— сказала она мне. — Я сама пре­вратилась в автомат. Гораздо лучше было бы считать на бумаге карандашом — так, по крайней мере, мозг хоть чем-то занят. И никаких на­дежд на лучшее, на более интересную работу».

Моя знакомая работает в фирме, изучающей спрос по­купателей на различные то­вары. Она рассказала мне о своей коллеге на работе — со­циологе. Окончив универси­тет, эта девушка вынуждена изо дня в день проводить оп­росы об отношении людей к новым сортам мыла или ниж­него белья. «Она озлоблена на весь мир и с отчаяния ста­ла маоисткой». Мне говори­ли, что организованные ульт­ралевые группы существуют в конструкторских бюро мно­гих крупных фирм, в Высшей политехнической школе, гото­вящей инженеров для про­мышленности, в научно-исследовательских институтах.

Резонанс, который «гошистские» идей вызывают в неко­торых слоях научной и технической интеллигенции,— одно из своеобразных последствий резкой деградации «интелли­гентных» профессий. Под вли­янием современной научно-технической революций проис­ходит «омассовление» труда инженеров и научных работни­ков, многие из них теряют былое привилегированное, и относительно самостоятельное положение и превращают­ся в прикованных к своим узким профессиям «Пролета­риев в белых воротничках». Подчиненность, зависимость, бедность творческого содер­жания труда многие из вин воспринимают особенно болез­ненно потому, что, как любят говорить социологи, облада­ют высоким уровнем ожида­ний. Их происхождение из привилегированных социаль­ных слоев, полученное ими образование, их знания в культура — все это находит­ся в вопиющем противоречии с их повседневной трудовой жизнью.

Событии пая— июня 1968 года показали, что массовые слои французской интеллигенции встают на путь активной борьбы против капиталистической эксплуатации. В первую очередь это относится к студенческой молодёжи, прекрасно знающей, что ожидает ее за порогом универси­тета. Нельзя, однако, не ви­деть, что для многих представителей этих слоев и сама эксплуатация, и борьба про­тив нее — дело новое. Выходцы из буржуазных и мелко­буржуазных семей, попав из уютного мирка материально­го благополучия и отвлечен­ных прописных истин в без­жалостный мир производства и бизнеса, чувствуют, что их жестоко обманули. Все пред­ставления, которые внушали им с детства, не выдержива­ют соприкосновения с этим миром. У некоторых молодых интеллигентов это порождает озлобление, желание разру­шить — и как можно скорее — все, что обмануло их надеж­ды: мораль, семью, культу­ру, школу, достижения техни­ческого прогресса. Подобные эмоции создают благоприят­ную почву для «ультрарево­люционной» пропаганды.

Содействует этой пропаган­де и распространенные в не­которых кругах научной и творческой интеллигенции идеологические представле­ния. Основателями француз­ской разновидности маонизма были молодые философы из Высшей нормальной школы. В этом нет ничего удивитель­ного. Идеи ультралевых сект во многом созвучны иррацио­нальным установкам влия­тельных школ современной буржуазной философии. В об­щественном мире нет ника­ких закономерностей, он хао­тичен, бессмыслен, челове­ку в этих условиях не остается ничего другого, как следо­вать своим инстинктам, веле­ниям своих стихийных эмоций, — таков основной «прак­тический» вывод из экзистен­циализма — философского на­правления, разработанного во Франции Жан-Полем Сарт­ром. И есть своя логика в том, что после майских собы­тий этого года Сартр демонст­ративно объявил себя редак­тором маоистского «Народно­го дела» А в один из летних дней парижские газеты, за­хлебываясь, сообщили о новой сенсаций: Сартр и известная писательница Симона де Бовуар отправились продавать «Народное дело» на Большие бульвары и были схвачены полицией. Правда, их тут же отпустили…

Ультралевая фразеология нынче в моде в квартале Сен-Жермен-де-Пре, посещаемом парижской литературной и художественной богемой. Ею щеголяют известные литера­торы, кинорежиссеры. Все это вносит еще большую путаницу в головы восприимчивой. к «модным» идеям части моло­дежи.

Вместе с коммунистами

 В мае 1968 года студенче­ская масса показала, что они обладают громадным потенциалом боевой энергии, но ее тогдашние лидеры и органи­зации не смогли и не за хотели найти точку приложения этой энергии, предложить студентам обоснованную реа­листическую программу борьбы. Туманные лозунги «само­управления» или авантюри­стические принципы к «партизанской войне», заменить такую программу не могли.

Подавляющее большинство студентов, участвовавших в майских событиях, вскоре почувствовали    бесперспективность и бессилие   абстрактного   радикализма и отшатнулись от него. Глубокий   кризиз   пере­живает влиятельный  в прошлом ЮНЭФ — Националь­ный   союз   французских   студентов, руководство которого оказалось в свое время в руках «леваков».

С одним из вывших активистов ЮНЭФ я познакомился на собрании ячейки Коммунистической партии парижского Квартала Одеон. Жан-Поль те­перь преподает в лицее, а в 1968 году он был студентом-историком, пережил — в каче­стве активного участника со­бытий «бурные дни и ночи «красного мая». В Компартию он пришел после Майского кризиса, поняв на собствен­ном опыте бесплодность гошнстской идеологии и такти­ки, их разрыва с реальной жизнью. С каким-то ужасом он вспоминает бесконечные словопрения в ЮНЭФ, внутри которого, по его словам, ни когда не было ни настоящей идейной целеустремленности, ни товарищеской теплоты в отношениях между активистами» Все это он нашел в ор­ганизации коммунистов. И нечто, может быть, для него еще более важное —  трезвость, реализм, стремление к эф­фективной борьбе за интере­сы трудящихся. В ячейке Жая-Поля из 12 коммунистов четверо — студенты.

Студенты-коммунисты ведут большую и трудную работу в своих университетах. При их активном участии создана организация «ЮНЭФ — Рену во» («Обновление»), стремя­щаяся возродить на новой основе, с учетом опыта прошлых ошибок, Национальный союз французских студентов.

Французские коммунисты знают, что вовлечение основ­ной массы студенчества в об­щее русло демократической борьбы, налаживание прочного союза студенческого дви­жения в организованным ра­бочим классом — дело далеко не простое. Авангард французского рабочего класса в то же время убежден в искрен­ности и стойкости антимоно­полистических устремлений большинства студенческой мо­лодежи.

Последнее относится и ко многим из тех, кто сегодня еще подвержен влиянию «ультралевой»  пропаганды. «Сложность проблемы,— сказал мне старый коммунист, один на руководителей проф­союза шахтеров ВКТ,— в том, что многие из тех, кто рас­пространяет враждебные нам листки, на деле не враги нам». Бороться против идей— значит бороться за людей, еще разделяющих эти идеи,— так понимают передовые со­знательные рабочие задачу преодоления «ультра левиз­ны».

 Париж — Москва.

 Герман Дилигенский

Доктор исторических наук

Окончание. Начало смотри в номере от 31 января с. г.

 «Комсомольская Правда»

 


Комментарии:



Свобода - есть осознанная необходимость

Скажи своё слово



Время - вперед!

Газеты в Архиве:

Пульс планеты

Хроника и проблемы

Короткой строкой

Статистика


Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru


Наше всё:


Железные призраки прошлого: от Altair 8800 до Pentium 200.
Музей, описания, форум для владельцев, софт.